Воскресенье, 23.07.2017, 19:38
БАРД-РОК. СЕРЕБРЯНАЯ ПОЛОСА.Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Александр Башлачёв [4]
Юрий Визбор [1]
Григорий Войнер [1]
Владимир Высоцкий [1]
Белая Гвардия [1]
Борис Гребенщиков ("Аквариум") [1]
Геннадий Жуков [2]
Анвар Исмагилов [0]
Александр "Капа" Конопелькин [1]
Юрий Кукин [1]
Александр Н. Лобановский "Солнечный Бард" [2]
Алексей Макрецкий [1]
Михаил "Майк" Науменко ("Зоопарк") [1]
Юрий Наумов [1]
Виктор Цой ("Кино") [1]
Александр Чернецкий ("Разные Люди") [1]
Юрий Шевчук ("ДДТ") [1]
Leonard Cohen [1]
Serge Gainsbourg [1]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2014 » Июль » 23 » Екатерина Бабабекова. Учиться слышать и говорить
17:25
Екатерина Бабабекова. Учиться слышать и говорить

Екатерина Бабабекова советует при неуверенности перед выходом на сцену говорить себе: «Я — талант, затмевающий солнце!». И рассказывает о том как сложно научиться тому, что вроде каждому дано при рождении — научиться речи.

 

Екатерина Бабабекова — актриса театра и кино, член Гильдии актеров кино России, лауреат всероссийских и международных фестивалей в номинации «Художественное слово», педагог по сценической речи в ЦДТ «На Вадковском».

 

— Екатерина, Вы застали бардовскую эпоху? Пели песни у костра и хором под гитару?

— Да, конечно, в юности я каждое лето уезжала в пионерские лагеря, там мы встречали всем отрядом рассветы, ходили в походы, устраивали «прощальные костры», «огоньки». Было здорово, когда кто-то из вожатых или отдыхающих ребят играл на гитаре. Было весело, это сплачивало наш отряд.

— Кто из бардов вами любим?

— Мне нравится Булат Окуджава, Юрий Визбор, Владимир Высоцкий, Татьяна и Сергей Никитины и многие другие. Да, голоса у них хорошие, но важнее всего сами песни-тексты, музыка. Это же такая романтика, когда сидишь вечером в лесу у костра, палатки, искры от костра, пахнет дымом и весь отряд поет: «...Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались...» Олега Митяева.

— Далеко или близко актерская речь и бардовское исполнение?

— Лично я никогда параллелей не проводила между этими двумя жанрами искусства. Возможно и там, и тут важна эмоциональная подача исполнителя, достаточно вспомнить Высоцкого в песне «Охота на волков» — сколько там боли, злости, обиды... Или песня Юрия Визбора «Милая моя, солнышко лесное» — там много нежности слышится. Примеров много, все зависит от исполнителя. Ведь одну и ту же песню, как и стихотворение, можно спеть по-разному.

— Вы профессионал актерской речи и вероятно в окружающих постоянно замечаете фальшь, напряжение, косноязычие. Вы умеете отключаться от профессиональной оценки?

— Наверное, не умею отключаться, это все у меня идет на автомате, неосознанно. Если я, например, слышу, что кто-то звОнит по телефону и если этот кто-то из моих знакомых, всегда стараюсь аккуратно поправить человека.

Сейчас, к сожалению, подобные ошибки делают не только в бытовой жизни, но и по радио, телевидению и на профессиональной сцене. Люди в России приходили всегда в театр, чтобы услышать грамотную речь. А сегодняшний зритель, если он хоть немного старается работать над собой в личностном плане, мягко говоря, растерян, видя на сцене двух актеров, которые между собой не смогли договориться заранее, как произносить словосочетание «с деньгами». Дело доходит до абсурда: в одном диалоге, который идет на сцене минуты четыре, слышится и «с деньгАми», и «с дЕньгами».

— Казалось бы, речь всем дана от рождения, чему тут учиться?

— Очень многому надо учиться, например, слушать и слышать друг друга или подбирать нужные слова в той или иной ситуации, или строить свою речь так, чтобы тебя поняли. Я недавно была на мастер-классе журналиста Андрея Максимова «Самые главные ошибки в общении». Он вывел интересную формулу: «Непонимание между людьми — это норма, а понимание — это чудо». В разговоре в основном каждый слышит то, что хочет услышать — отсюда вечные конфликты.

— С какими дефектами, ошибками речи чаще всего встречаетесь как педагог? Есть ли в современной России характерные сложившиеся проблемы? Как было в эпоху перестройки, когда стали путать ударения и пестрить заимствованными словами.

— Ошибок много, в основном это связано с плохо поставленными в раннем детстве согласными звуками, например такие звуки как «р», «л», «с». Очень часто люди путают мою профессию с профессией логопед. Логопед — это врач, а я являюсь педагогом по речи. Да, конечно, логопедия имеет место в моей специальности, но это небольшой процент от всей моей работы. Я всегда говорю ученикам: «Сначала сходите к логопеду, и только потом приходите ко мне». Но у меня были случаи, когда я помогала исправлять звуки. Существует очень много упражнений для постановки того или иного звука, этими упражнениями я владею.

Еще ко мне обращались за помощью исправить говор, ведь в Москву приезжают люди из других городов. В русской речи полно диалектов, говоров: в каких-то селениях окают, в каких-то акают, в каких-то гуторят и, приехав в Москву, люди не хотят особо отличаться от коренных москвичей, хотят выглядеть и говорить «по-столичному». В данном случае я — «палочка-выручалочка».

А еще у меня была практика по исправлению акцента. Я работала с подростком, приехавшим из Азербайджана. Мне самой для этой работы пришлось изучить программу «Русский язык для иностранцев». Было очень интересно.

А что до заимствованных слов из других языков, так об этом уже написано много книг, десятилетиями ведутся споры между лингвистами. Язык, как народ, развивается. Полно же обрусевших слов, которые вошли в нашу повседневную лексику — ксерокс, маркетинг, джинсы... Нам уже без них не обойтись... По-разному можно относиться к заимствованию иноязычной лексики, но отказаться от этого процесса нельзя.

— Пересекается ли искусство сценической речи с искусством оратора? В чем главное отличие и главное подобие?

— Конечно же, пересекается — и то и другое является публичным выступлением. И там и тут необходимо владеть голосом, дыханием, дикцией, культурой речи, пониманием того, о чем говоришь. В обоих случаях идет обязательный диалог с партнером, в первом — с коллегой по сцене, во втором — со зрительным залом.

Различие, скорее всего, заключается в том, что сценическая речь в спектакле заранее репетируется, актер заранее знает, какая будет следующая реплика от партнера, конечно, бывают экстремальные ситуации, когда, например, сам актер или его партнер забывает текст автора, все мы живые люди, тогда приходиться импровизировать, либо помогать партнеру на месте, но это случается редко, а у оратора все очень непредсказуемо: например, педагог подготовил лекцию, во время работы над лекцией он продумывает заранее ответы на вопросы, которые чаще всего задают студенты по данному материалу, но после прочтения этой лекции перед студентами, в зале могут возникнуть непредвиденные вопросы и тогда лектор вынужден моментально найти ориентир, импровизировать в данных ситуациях. Это происходит очень часто...

— Дайте мне совет, я выступая на публике начинаю нервничать и терять нить размышлений, видимо, боясь выглядеть нелепо. Что может помочь?

— Существует масса приемов внутренней настройки перед публичным выступлением. Вот один из них: Нужно сесть на стул, расслабиться, закрыть глаза, руки положить на колени ладонями вниз, сосредоточиться на ладонях и своем дыхании. Носом вдыхаем, ртом выдыхаем. Необходимо добиться того, чтобы в голове была тишина, никаких мыслей. Посидеть так минуту-другую, ни на кого не обращая внимания, а потом мысленно самому себе сказать три раза подряд: «Я — талант, затмевающий солнце». Потом открыть глаза и полушепотом самому себе произнести эту же фразу. Вздохнуть глубоко... И марш на сцену!

— Так ли эффективны скороговорки? У вас есть любимые скороговорки?

— Скороговорка — это очень нужная вещь, она способствуют улучшению дикции. Раньше она называлась чистоговоркой, то есть говорить чисто. Главный секрет работы над ней — произносить не быстро, а четко. Со скороговоркой еще и весело работать, можно придумать, используя ее, различные игры. Например, придумав какой-нибудь ритмический рисунок с мячом, можно в этом же темпо-ритме проговорить и скороговорку. Или придумать какое-нибудь физическое действие (прыгнуть, хлопнуть, повернуться) и вместе с этим действием проговорить скороговорку. Это очень похоже на детскую игру.

Я со своими учениками придумала эстрадный номер на скороговорках — подобрала скороговорки на одну тему, о птицах. Ученики сами себе отбивали ритм и читали эти скороговорки в стиле реп. Было очень забавно. Мне нравится очень много скороговорок, например,

Ужа ужалила ужица, ужу с ужицей не ужиться,
Уж уж от ужаса стал уже,
Не ешь ужица ужа-мужа, без ужа-мужа будет хуже.

В скороговорках, как и в русских пословицах много народной мудрости.

— За время педагогической деятельности у вас, наверное, накопилась масса приемов и упражнений. Есть ли упражнение, которое ученики больше всего не любят? Какое оно?

— У меня была попытка дать максимум информации по орфоэпии, правильного произнесения слова со сцены. Существует очень много законов в сценической речи, которые необходимо соблюдать каждому актеру, в идеале, конечно. Например, если прилагательное заканчивается на «КИЙ», то со сцены его надо произносить как «КАЙ» — «маленьКАЙ» или твердый звук «Р» в середине слова, надо произносить мягко, «РЬ» — «цеРЬковь», «веРЬх» и так далее. Ученики, конечно, записали эти законы, но признались, что «здесь слишком много букффф» и учить все это «в лом».

Не хочу показаться занудной педагогиней, но мне очень близок классический русский театр. Если кому-нибудь из учеников доведется работать в Малом театре, например, ему все равно придется учить эти законы. Это часть актерской работы. Еще я заметила, что ученики не хотят повторять не получившееся упражнения. Я им пытаюсь объяснить, что актерский тренинг — это муштра, что надо доводить все до автоматизма, чтобы потом на этом не заострять внимание. Но ученикам скучно повторять одно и то же упражнение несколько раз. Как же они будут работать в театре? Там на репетициях одну и ту же сцену прогоняют несколько раз подряд, чтобы ее зафиксировать в памяти. Это тоже часть актерской работы.

— Если человек захочет подтянуть свое умение говорить не амбиций ради а уверенности для, что посоветуете? Курсы, книги, авторов?

— Очень много литературы по этому поводу. Например, классический учебник «Сценическая речь» И. П. Козляниновой и И. Ю. Промптовой от издательства «ГИТИС», хорошие книги у А. М. Бруссер и у Е. В. Ласкавой. Сейчас достаточно разных курсов, мастер-классов по речевым коммуникациям, по технике речи, по ораторскому искусству, в основном эти курсы ведут профессиональные педагоги и актеры. Есть из чего выбрать.

Я сама время от времени посещаю подобные мероприятия, например, в рамках фестиваля «Белый КиТ» присутствовала на занятии Елены Бугановой — педагога из ВГИКа.

— Вы любите играть не свойственные вашему психотипу роли, как вживание в подобные роли отражается на вашей жизни? Какое самое неожиданное открытие принесли ваши сценические герои?

— Я когда-то работала над стихотворением Давида Самойлова «Скоморохи» и параллельно с этим ходила на курсы ораторского мастерства. На этих курсах для внутреннего раскрепощения педагоги предлагали совершать нестандартные поступки, причем публично. Мы группой из пяти человек, кто занимался на этих курсах, а люди были разных возрастов и профессий, вышли на Тверской бульвар и начали придумывать, что можно сделать нестандартного публично. В стихах Самойлова есть такие строчки:

Что могут они? Потешать, скоморохи.
Что могут они? Рассмешить, скоморохи...

Я мысленно представила, что я и остальные мои сокурсники — скоморохи, и, стало быть, надо веселить народ, в данном случае, прохожих. Я предложила своим собратьям скакать по бульвару на невидимых лошадках. Все сразу же зажглись этой идеей и «поскакали». Прохожие были в шоке, а мы скакали из одного конца бульвара в другой. Потом кто-то предложил ездить на невидимых автомобилях, причем все автомобили должны были быть разными — отечественными и иномарками, и это должно было отражаться в езде. Часа два мы так «дурака валяли», создали вокруг себя толпу прохожих и втянули их в эту игру. Всем было очень весело. Потом, когда я выходила на сцену со стихами «Скоморохи», всегда читала и вспоминала мысленно этот случай. Это стихотворение всегда шло у меня «на ура».

А по поводу открытий?.. Когда я училась в театральном, мы инсценировали прозаические отрывки. Один из отрывков был по рассказу Василия Шукшина «Степка». Я репетировала роль немой сестры Степки, слышать она слышала, но не говорила, а только мычала. Чтобы лучше понять мою героиню, я целую неделю не разговаривала, с друзьями и родственниками объяснялась только жестами и глазами. У меня получилось. Благодаря этой роли, я поняла, что глаза человека могут сказать намного больше, чем речь. Глаза — это, действительно, зеркало души. И вранье можно распознать по глазам, и радость... Это очень важно.

— Старинный миф утверждает что актёр — это сумасшедший человек, есть ли в этом мифе хоть крупица здравого смысла и какая?

— Сумасшедший?.. Я бы так не сказала. Наоборот, в эту профессию надо идти в здравом уме. Здесь должна быть хорошая память, умение владеть собственным телом, своими эмоциями, зрительным залом, в конце концов...

То, что у актеров расшатана нервная система, с этим я полностью согласна. Даже есть специальные упражнения по актерскому мастерству, которые этому способствуют. Например, курс разбивается по парам и начинает ходить по аудитории кругами. В каждой паре один из партнеров в это время должен плакать, а другой смеяться. Потом меняются ролями, тот, который плакал, начинает смеяться, а тот, который смеялся, начинает плакать. Это упражнение на управление своими эмоциями.

Каждый выход на сцену — это стресс... Вдруг текст забудешь или декорация упадет?.. Оперные певцы за вечер на сцене теряют три килограмма. Сцена — волшебное место, здесь не спрятаться-не скрыться, сразу понятно, кто на что способен.

—У Вас на выступлениях случались какие-нибудь казусы?

— Естественно. У меня случай был: я организовала в Литературном музее на Петровке концерт ко Дню Победы. Я одна на сцене весь вечер под музыку читала стихи на военную тему. Вдруг посреди концерта во всем музее выключился свет. Не знаю, что там произошло, но мне пришлось дочитывать стихи в кромешной тьме. Я не имела права прекращать свое выступление. Люди пришли меня послушать, заплатили деньги...

— Случаются ли у вас минуты отчаянья, когда вам хочется уйти из актерской профессии?

— Конечно, я такой же живой человек, как и все. Часто занимаюсь самокопанием, самоедством, если что-то не получается. Когда-то Фаина Раневская сказала: «Талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности».

К счастью, у меня есть друзья, которые готовы поддержать меня в трудную минуту, в частности, режиссер Попова Людмила Тимофеевна, с которой мы сотрудничаем долгие годы. Она всегда старается придти ко мне на помощь и все время повторяет: «Упала — встала, отряхнулась и пошла дальше!» И мой педагог Владимир Алексеевич Поляков мне часто повторял: «Дорогу осилит идущий. Главное — делай!» БЛАГО-ДАРЮ их за это!!!

— Ваши пожелания человечеству!

— Добрее относиться друг к другу... И всем хорошего настроения!

Официальный паблик Екатерины Бабабековой

Просмотров: 1608 | Добавил: murka | Рейтинг: 5.0/1
Поиск
Календарь
«  Июль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright ТО "Серебряная Полоса" © 2017

    Конструктор сайтов - uCoz